Logo

Володимир Полохало: Олігархи підлаштують під себе будь-яку модель влади

Політолог Володимир ПолохалоВ Україні –олігархічний лад, олігархи нав'язують країні свої інтереси...Старе гасло – відокремити бізнес від влади –залишилося актуальним. Україна бідна країна, зате у журналі Forbes у нас найбільше мільярдерів. Влада і бізнес у нас зрослися, як сіамські близнюки. Це породжує корупцію на всіх рівнях. Корупція стала формою мислення та ментальності. Успішні лише ті бізнесмени, які наближені до влади...Доки бізнес не буде відокремлений від влади, жодна форма правління не переможе олігархів.
(Інтерв'ю В.І.Полохала «Народному кореспондентові»)

 

 

 

- Известна Ваша фраза, что с 1989 года Вы пребываете в оппозиции к любой власти. Как Вы сейчас себя ощущаете, пребывая во власти, в правящей коалиции?

- Я имею в виду, прежде всего, интеллектуальную оппозицию. Любой интеллектуал, исследователь, аналитик должен находится в оппозиции к власти априори.

Я всю жизнь занимался преподаванием и научной работой в Киевском национальном университете имени Т.Шевченко и до сих пор продолжаю читать лекции на кафедре политологии философского факультета. Более десяти лет, начиная с 1993-го, я издавал журнал «Политическая мысль», который выходил на русском, украинском и английском языках и тогда это было самое рейтинговое политологическое издание в Европе.
Еще в перестроечный период я был одним из основателей и организатором оппозиции в Компартии Украины. «Демократическая» платформа КПСС, если помните, это была очень сильная оппозиция в Коммунистической партии. В Украине я был одним из координаторов этой оппозиции до 1990 года, пока не вышел из рядов КПСС.
Став народным депутатом, был в оппозиции в 5-ом созыве. А последние полтора года условия функционирования правительства Юлии Тимошенко более напоминают оппозиционный формат потому, что Президент и вся его президентско-губернаторская вертикаль ведут войну с премьер-министром. Сказать, что я нахожусь во власти, как депутат, с классической точки зрения, было бы сложно – фракция ведет постоянные оборонительные бои.

- И какова Ваша роль в этих оборонительных боях?

- Скорее всего созидательная. Возглавив полтора года назад Комитет по вопросам науки и образования, я занимаюсь, прежде всего, именно вопросами науки и образования. Комитет работает стабильно, инициируя важные для страны законы. Недавний пример – 17 июня этого года прошли парламентские слушания на тему: «Стратегия инновационного развития Украины 2010 – 2020 годов в условиях глобализационных вызовов». Это первая такого рода стратегия за 18 лет независимости Украины, которая в сентябре этого года будет приниматься в виде закона. Этот документ может стать тем стратегическим планом реформ, который, как показывает опыт других стан, может превратить Украину в сильную, влиятельную и экономически развитую страну. Парламентские слушания транслировались двумя телеканалами, к тому же, впервые на сайте Верховной Рады шла прямая on-line трансляция, благодаря чему около трёх миллионов человек смотрели слушания. Безусловно, слушания стали ключевым событием для украинского общества. Но, к сожалению, эта важнейшая тема не привлекает, ни политиков, ни журналистов. Казалось бы, вся страна смотрела парламентские слушания, а в зал пришло только 6 или 7 народных депутатов. Пробить эту стену невежества, непонимания мировых тенденций, перспектив мировой экономики крайне тяжело.

Основные проблемы Украины в том, что в разных отраслях очень слабые сегменты инновационной экономики – от 3% и до 8%. А ведь страны, которые сделали ставку на инновации в бизнесе и промышленности, практически не ощутили на себе пагубное влияние кризиса!

Важным элементом инновационного развития является создание рынка интеллектуальной собственности (нематериальных активов). Сегодня он у нас не превышает 1%, хотя в 1990 году по нематериальным активам, а это – патенты, лицензии, ноу-хау, рынок смежных и авторских прав, Украина занимала 5-ое место в Европе, т. е. обладала огромнейшим интеллектуальным потенциалом.

- В чем причина такого интеллектуального провала?

- Это результат недальновидности, алчности бизнеса, который приватизировал так называемую общенародную собственность, ничего не заплатив за интеллектуальную составляющую. Украинский бизнес сделал ставку на сырьевую экономику – быстрые деньги. Бизнес не собирался вкладывать деньги в модернизацию экономики, инновации, где отдача происходит через несколько лет. Наши отсталые металлургическое и химическое производства отстали еще больше, поэтому их продукция сейчас неконкурентоспособна на мировом рынке.
Сегодня мы угрожающе зависимы от импорта технологий. Мы ввозим в Украину технологии, зачастую разработанные украинскими учеными за границей, учеными, не востребованными в своей стране. Интеллектуальный потенциал разошелся по всему миру.

У нас 30 000 подпольных программистов – прекрасных программистов, которые работают на Майкрософт, Интел и другие корпорации, а потом их программы возвращаются сюда же, но уже за большие деньги. Таким образом, мы спонсируем другие страны.

Единственный шанс Украины вырваться это сконцентрировать силы в условиях кризиса именно на инновациях. Закон о научных парках, подготовленный Комитетом, который был принят Верховной Радой 25 июня этого года, как раз дает возможность сконцертировать усилия ВУЗов в этом направлении.

Образование во всем мире становится инновационным. Знания это выгодное и эффективное вложение. А у нас экономика отдельно, образование отдельно, инновации отдельно. Именно объединение этих трёх сфер сегодня является одним из главных приоритетов деятельности Комитета по вопросам науки и образования.

По даным экспертов за последние полтора года наш Комитет вошел в первую тройку Комитетов Верховной Рады по качеству и объему работы. Политическая турбулентность не помешала Комитету готовить законопроекты и проекты постановлений, проводить комитетские и парламентские слушания.

- В какие отрасли, как Вы считаете, необходимо вкладывать инновации?

- Многие наши бизнесмены потеряли свои доходы потому, что жалели тратить деньги на модернизацию, в упор не видели научно-технических разработок, а теперь они кусают себе локти, за счет бюджета и преференций надеются как-то спастись. Это – недальновидность, ограниченность и жадность украинского бизнеса. Инновации в любой отрасли дадут положительный эффект и прекрасные возможности развития производства.

- Как бы Вы охарактеризовали украинские элиты и в чем видите их основные проблемы?

- В моей книге «Политология посткоммунизма», которая вышла в США и используется как учебник с 1997 года в ведущих американских ВУЗах, даны все характеристики. А если кратко, то не пришло еще время для качественного обновления наших элит. Политики, молодые по возврату, – они не лучше старших, т. к. унаследовали худшие качества своих предшественников. Например, секретарь Киевской мэрии, Олесь Довгий, типичный образ такого рода молодых политиков.

От качество элит зависит качество общества. В других странах в переломные моменты истории элиты вели общество за собой.

Казалось бы, «оранжевая» революция в 2004 году была чудесным шансом для Ющенко совершить для страны что-то положительное. Но он оказался далёк от тех великих целей, о которых заявлял народу. Проблема Украины и ее элиты в том, что есть вызовы времени и есть несоответствующие этим вызовам люди, которые находятся при власти.

- Много говорят об украинском проекте, украинской национальной идее, но никто пока четко не сформулировал национальную идею, которая сможет объединить народ. Каково Ваше видение?

- А что, в Эстонии есть национальная идея, в Польше или в Словакии? Просто есть прогресс, движение вперед, модернизация, а есть архаика. Поэтому не нужно искать какую-то специальную украинскую идею. Я думаю, что Украину можно было бы объединить инновационным развитием. В научном, инновационном отношении мы имели лучшие стартовые возможности...

- Из всех республик Советского Союза?

- Не только – из всех социалистических стран. Вот это могло бы объединить, но никому это не пришло в голову. А теперь надо концентрировать силы на том, что еще можно спасти... Ясно, что вступление в НАТО не могло стать общенациональной идеей. А президент Ющенко за четыре с половиной года своего правления сделал для раскола страны больше, чем в 2004 году пытался сделать Янукович.

- На основе чего можно объединить страну, народ?

- Всегда можно объединить народ на создании условий для благополучия для своих семей. В западных странах благополучие людей и общества в целом достигается за счет инноваций. Это, конечно, объединяет и дает каждому шансы реализовать себя.

Лидеры страны должны понимать вызовы времени и вести свои нации вперед. Например, президент Америки Барак Обама выступил 24 апреля в американской академии наук - Америка отстала по науке и инновациям от Японии и некоторых других стран. Только на энергосберегающие технологии в США выделяется 130 миллиардов долларов. Естественно, американские ученые в восторге от Обамы, который делает ставку на интеллект, высокие технологии, инновации.

- В свое время Хрущев – сделал ставку на образование, науку. Советские студенты получали прекрасное фундаментальное и специальное образование.

- По многим направлениям в СССР было качественное образование и научные разработки. Первыми запустили спутник, человека в космос... Но возьмем недавний пример – 1991 год, Финляндия практически в руинах – почти вся экономика работала на Советский Союз, а Союз распался. 25% безработных, отсталое по сравнению с большинством стран Европы образование, высокий уровень суицида. И что сделали финны? Вложили усилия и средства в науку, инновации и образование. И сегодня есть такое понятие как финский образовательный туризм, не говоря уже о финском экономическом чуде. Чем плоха объединительная идея – за счет образования и науки поднять страну, а это тот потенциал в Украине, который можно было бы реализовать.

- В Финляндии два государственных языка – финский и шведский, хотя шведов там всего 6 или 7% населения. А у нас народ расколот по языку. Да и с украинской научной терминологией большие проблемы.

- Дело не в языках. По физике и кибернетике первые украинские словари подготовил еще академик Глушков. И при всем уважении к России – не там развивается технический потенциал. Английский язык должен стоять на первом месте, если мы хотим достойно войти в мировое сообщество. Наука развивается на английском языке, и я бы сделал обязательным пунктом отличное знание английского. Куда ни поедете в Европу – в Германию или другую страну, любого школьника, продавца, работника заправки спросите на английском языке, и вам ответят.

- Опыт правления трех украинских президентов – Кравчука, Кучмы, Ющенко – не убеждает, что стране нужен президент, скорее наоборот. Какая модель власти была бы идеальной для Украины?

- Модель должна быть работающая, развивающаяся, демократичная, а не абстрактная. В мире много разных моделей – президентская, президентско-парламентская, парламентско-президентская, есть премьерско-президентская. Есть масса других вариантов. Если брать Европу, то в чистом виде президентских республик там нет.

- А Франция?

- Во Франции парламентско-президентская форма правления, просто президент там перебрал на себя полномочия не по конституции, а по факту. Но это у них исторически еще с Шарля де Голля сложилось. А в Европе президентские модели не утвердились.

- Может и нам не надо цепляться за президентство?

- В Украине – олигархический строй, олигархи навязывают стране свои интересы. Они приспособят под себя любую модель. В США, например, президентская модель, но страна демократическая. Там третья, судебная власть, очень эффективна.

Так что, старый лозунг – отделить бизнес от власти – остался актуальным. Украина бедная страна, зато в журнале Forbs у нас больше всего миллиардеров. Власть и бизнес у нас срослись, как сиамские близнецы. Это порождает коррупцию на всех уровнях. Коррупция стала формой мышления и ментальности. Успешны только те бизнесмены, кто близок к власти. А за пределами власти бизнес дискриминирован. Пока бизнес не будет отделен от власти, никакая форма правления не победит олигархов.

Беседовали Олег Любимцев, Олег Горобец
«Народный корреспондент»

Template Design © Joomla Templates | GavickPro. All rights reserved.